Смелость быть несовершенным | Понимание себя и других
  • Тренинг "Кого выбирают деньги?"

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Первое участие в мастер-классе, чай с плюшками

    и видео курс в подарок, давайте дружить!

Из речи Рудольфа Дрейкурса, доктора медицины. Сегодня я вам представлю для осмысления и размышления только один аспект психологической важности: тема "Смелость быть несовершенным".

Я знал многих, многих людей, которые очень сильно старались быть хорошими. Но мне не удавалось видеть, чтобы они поступали так для блага других. Что я обнаружил в этих людях, старающихся быть такими хорошими, так это забота о своем собственном престиже. Они хороши во благо их собственного возвышения. У всякого, кто действительно заботится о благе других, не будет ни времени, ни интереса беспокоиться о том, как он хорош.

Для того, чтобы объяснить это, я, вероятно, могу представить вам два способа продвижения по социальной сцене; два способа работы, применения своих сил. Мы можем различать их как горизонтальную плоскость и вертикальную плоскость. Что я подразумеваю под этим? Некоторые люди полностью, а другие на определенных этапах двигаются по горизонтальной плоскости. Это означает, что чтобы они не делали, они двигаются по направлению к другим. Они хотят сделать что-то для других, они заинтересованы в других. Они просто действуют. Это четко различимо от другой мотивировки, при которой люди двигаются по вертикальной плоскости. Что бы они не делали, они делают это потому, что они хотят быть выше, они хотят быть лучше.

По сути дела, улучшение и помощь могут быть оказаны любым способом. Есть люди, которые делают что-то хорошо, потому что им нравится делать это, и другие, которые могут делать что-то хорошо, потому что они так рады доказать, какие они хорошие. Даже человеческий прогресс, вероятно, зависит как от вкладов тех, кто движется по горизонтальной, так и по вертикальной плоскости. Многих из тех, кто принес громадную пользу человечеству, в действительности, двигал лишь мотив доказать какие они хорошие — поиск своего собственного превосходства. А другие сделали много добра — как мы это называем, неэгоистическим способом — не принимая во внимание того, что они получат от этого.

И тем не менее, существует фундаментальное различие в способе достижения этого: независимо от того двигаетесь ли вы по горизонтальной или вертикальной плоскости, вы идете вверх, вы увеличиваете ваше знание, вы увеличиваете ваш статус, ваше уважение, ваш престиж — возможно, даже ваши деньги. Но в то же время никто, кто движется по вертикальной плоскости не всегда движется только вверх. Он постоянно движется вверх и вниз, вверх и вниз. Однажды, когда он делает что-нибудь хорошее, он подвигается на несколько ступеней вверх; в следующий момент, когда он делает какую-нибудь ошибку, он движется снова вниз. Вверх и вниз, вверх и вниз. Это именно та плоскость, по которой сегодня движется большинство наших соотечественников. Последствия очевидны. Человек, который движется по вертикальной плоскости никогда не может быть уверен, что на следующее утро он не полетит снова вниз. Поэтому он живет с напряжениями и страхами и беспокойством. Он постоянно уязвим. Как только что-нибудь не сработало, он летит вниз — если не во мнении других, то в своем собственном.

Совершенно по-другому происходит движение по горизонтальной плоскости. Человек, который двигается по горизонтальной плоскости постоянно движется вперед в направлении, в котором он хочет двигаться. Он не двигается вверх, но он двигается вперед. когда что-то не получается, он вникает в то, что происходит, старается найти обходной путь, пытается это исправить. Им руководит только интерес. Если его побуждение очень сильно, у него даже есть энтузиазм. Но он не думает о собственном самовозвышении; он заинтересован в действии, а не занимается своим статусом или престижем.

И так, мы можем видеть, как с одной стороны, по горизонтальной плоскости у нас есть желание быть полезными. По вертикальной плоскости у нас есть желание самовозвышения с постоянным страхом сделать ошибки. И тем не менее, большинство людей сегодня, подстегиваемые всеобщей социальной озабоченностью социальным соперничеством, полностью посвящают себя проблеме своего собственного значения и самовозвышения — никогда не уверены, что они достаточно хороши, никогда не уверены, чего они достигнут, даже несмотря на то, что в глазах своих граждан они могут считаться очень преуспевающими.

Это подводит нас к критическому вопросу для тех, кто так озабочен самовозвышением. Критический вопрос — это проблема ошибок — совершения ошибок.

Возможно, мы сначала должны установить несколько более отчетливо, почему человек становится озабоченным — сильно озабоченным — страхом сделать ошибку. Мы можем, вероятно, сослаться сначала на нашу традицию, на нашу культурную традицию. В автократическом обществе совершение ошибки непростительно, невыносимо. Король, господин никогда не делает ошибки, потому что у него есть право поступать так, как ему угодно. И нет никого, кто бы мог сказать ему, что он делает что-то неправильно, разве что под угрозой потерять свою голову. Ошибки могут делать только подчиненные. Единственный, кто решает вопрос о том, была ли сделана ошибка — это босс.

Поэтому совершение ошибки означает несоблюдение требований: "Пока ты делаешь, как я тебе говорю, ошибка невозможна, потому что я прав. Я так сказал. Отсюда совершение ошибки означает, что ты не делаешь того, что я тебе говорю. И я этого не потерплю. Если ты осмелился сделать что-то неправильно — это означает не так, как я тебе велел — ты можешь рассчитывать на самое худшее возможное возмездие. А в случае, если у тебя есть какие-нибудь иллюзии насчет того, что я не смогу покарать тебя, найдется кто-нибудь повыше меня, кто проследит затем, чтобы ты был наказан. Ошибка — смертный грех. Совершение ошибки влечет наихудшую возможную участь". Это типичное и необходимое авторитарное представление о сотрудничестве.

Мне кажется, что наш страх совершения ошибки имеет другое значение. Это выражение нашего в высшей степени конкурирующего способа жизни. Совершение ошибки становится таким опасным не из-за возмездия — о котором мы не думаем- но из-за снижения нашего статуса, насмешек, унижения, которые оно может повлечь: "Если я сделаю что-нибудь неправильно, и ты узнаешь, что я делаю что-то неправильно, то я не хороший. А если я не хороший, меня не уважают, у меня нет статуса. Тогда ты станешь лучше меня". Ужасная мысль!

"Я хочу быть лучше тебя, потому что я хочу быть выше". Но в наше теперешнее время у нас не так много других знаков превосходства. Теперь белый человек уже не может так гордиться своим превосходством, потому что он белый: и мужчина тем, что он мужчина и смотреть сверху вниз на женщин — мы не можем позволить ему больше так делать. И даже преимущество денег под вопросом, потому что мы можем потерять их. Великая депрессия показала это нам.

Есть только одна область, где мы все еще безопасно чувствуем превосходство: когда мы правы. Это новый снобизм интеллектуалов: “я знаю больше, поэтому ты глупый, и я выше тебя”. И именно этот конкурирующий мотив достижения морального и интеллектуального превосходства делает ошибку снова такой опасной: “Если ты узнаешь, что я ошибся, как я смогу смотреть на тебя сверху вниз? А если я не смогу смотреть сверху вниз на тебя, то ты несомненно сможешь смотреть сверху вниз на меня”.

Вот каковы человеческие взаимоотношения сегодня — в нашем обществе, точно также как в наших семьях, где браться и сестры, мужья и жены. родители и дети смотрят сверху вниз за совершенную ошибку и каждый пытается отчаянно доказать, что он прав, а другой не прав. Кроме того те, кому на все наплевать, могут сказать вам: “ Ты прав, ты думаешь, но у меня есть сила наказать тебя. я буду делать все что я хочу, и ты не можешь остановить меня”. Но конечно, хотя мы ощущаем себя побежденным маленьким ребёнком, который командует нами и делает то, что ему нравится, все же остается одна вещь: по крайней мере, мы знаем, что мы правы, а он не прав.

Ошибки ставят вас в неприятное положение. Но если вы не обескуражены, если вы хотите и можете использовать ваши внутренние ресурсы, затруднительное положение лишь стимулирует вас предпринять более успешные попытки. Нет смысла плакать над пролитым молоком .

Но большинство людей, которые совершают ошибки, чувствуют вину, они чувствуют униженность, они теряют уважение к самим себе, они теряют веру в свои способности. И я видел это не один раз, настоящий урок производили не ошибки, которые они делали, но ощущение вины, разочарования, которые наступали после. Тогда они действительно портили себе все. Пока мы так поглощены ошибочным предположением о важности ошибок, мы не сможем принять ошибки в наше дело.

Так это ошибочное представление о важности ошибок приводит нас к ошибочному пониманию самих себя. На нас производит сильное впечатление все, что неправильно в нас и вокруг нас. Потому что, если я критически отношусь к себе, я естественно, буду критически относиться к людям вокруг меня. Если я уверен, что я плох, я, по крайней мере, должен знать, что ты хуже. Вот это мы и делаем. Каждый, кто критически относится к себе, всегда критикует других. И поэтому мы должны научиться мириться с нами такими, какие мы есть. Не так, как многие говорят, "Что же мы такое, в конце концов? Мы песчинки на берегах жизни, мы ограничены во времени и пространстве. Мы. так малы и незначительны. Как коротка наша жизнь, как мало и незначительно наше существование. Как мы можем поверить в нашу силу, в нашу власть?" Когда вы стоите перед громадным водопадом или видите громадную гору со снежной вершиной или попали в грозу — большинство людей склонны чувствовать слабость и благоговение перед лицом этого величия и силы природы. И лишь немногие люди делают единственный вывод, который, по-моему, будет правильным: осознание того, что вся мощь водопада, это величие той же жизни которая во мне. Очень немногие люди, которые стоят в благоговении от этого выражения природы, стоят перед самими собой, восхищаясь потрясающей организацией своего тела, своих желез, своей физиологии, этой потрясающей силе своего ума. Это самореализация того, что мы есть, теряется потому, что сейчас мы медленно освобождаемся от традиционной власти автократии, когда массы в расчет не принимались и только рассудок и только Правитель и божественная власть знали, что хорошо для людей.

Мы еще не освободились от рабской психологии автократического прошлого.

Сколь многое было бы отлично в окружении каждого, если бы мы не жили? Как доброе слово может подбодрить кого-либо, и он сделает это иначе и лучше, чем он это сделал бы в другом случав. И благодаря ему кто-то другой был спасен. Как сильно мы помогаем друг другу, как мы сильны — и не знаем этого. И тогда вот та причина, почему мы не можем быть довольны собой и хотим возвысить себя — боимся ошибок, которые могут погубить нас — и отчаянно пытаемся завоевать превосходство над другими. Так что совершенствование ни в коей мере не необходимость; оно даже невозможно.

Есть люди, которые всегда так боятся поступить неправильно, потому что они не знают себе цену; остаются вечными студентами потому что только в школе им могут сказать, что правильно и они знают как получить хорошие отметки. Но в жизни вы не можете это сделать. Все люди, которые боятся делать ошибки, которые хотят любыми средствами быть правыми, не могут хорошо функционировать. Но есть лишь одно условие, при котором ты можешь быть уверен, что ты прав, это когда ты стараешься сделать что-нибудь правильно. Есть лишь одно условие, которое позволит вам быть относительно уверенным правы вы или нет. Это — впоследствии. Когда вы делаете что-нибудь, вы никогда не можете быть уверены — вы увидите только правильно ли это, по тому как все получится. Всякий, кто должен быть правым не может много двигаться, не может принимать каких-либо решений потому, что мы никогда не можем быть уверены, что мы правы. Быть правым — ложная предпосылка, и она обычно приводит к неправильному употреблению этого права. Имеете ли вы какое-нибудь представление о различии между логической правотой и психологической правотой. Имеете ли вы какое-нибудь представление о том, как много людей мучают своих друзей и свои семьи, потому что они должны быть правыми и к несчастью, они правы? Нет ничего хуже, чем человек, который всегда прав морально. И он показывает это.

Эта правота морально и правота логически представляет очень часто нарушение человеческих отношений. Для того, чтобы быть правым вы приносите в жертву доброту, терпение если вы хотите, терпимость. Нет, из этого желания правоты мы не получаем мира, мы не получаем сотрудничества: мы просто пытаемся внушить другим, какие мы хорошие, когда мы не можем одурачить даже себя самих. Нет, быть человеком, не означает быть полезным, вносить вклад, не для себя, а для других: взять то, что есть и улучшить это. Это требует веры в себя и веры и уважения к другим. Но здесь есть необходимое предварительное условие: мы не можем быть слишком озабочены их недостатками, у нас нет уважения ни к сами себе, ни к другим.

Мы должны научиться искусству и понять, что мы достаточно хороши в том виде, в каком мы есть — потому что мы никогда не будем лучше, независимо от того, насколько больше мы сможем узнать, насколько больше навыков мы сможем приобрести, какой статус или сколько денег вы приобретете. Если мы не нравимся себе в том виде, в каком мы есть, мы никогда не сможем быть довольны собой. А это требует смелости быть несовершенным; требует примирения с тем, что я не ангел, что я не супермен, что я делаю ошибки, что у меня есть недостатки; но я достаточно хорош потому, что мне не нужно быть лучше, чем другие. Это потрясающее убеждение.

Если вы решаете просто быть самим собой, дьявол тщеславия, золотой телец "моего превосходства" исчезнет. Если мы научимся действовать, прилагать все усилия независимо от того, что это; от радости действия мы сможем расти точно также и даже лучше, чем если бы мы побуждали себя быть совершенными — чем мы стать не можем.

Мы должны научиться жить в мире с самими собой и отношением естественных ограничений и полным пониманием своих собственных сил.

Развить такую смелость — непростая задача. Чтобы помочь нашим клиентам лучше осознать их замешательство в принятии своих собственных несовершенств мы часто спрашиваем: "Какие ошибки вы примите в себе? Правильно ли то, что вы никогда не договаривались о получении больших навыков в сотрудничестве?" Когда мы задаем этот вопрос, иногда кто-нибудь ответит, "Да". Тогда мы спрашиваем, "Даже если это отсутствие навыков повлияло на ваш выбор развестись? Или вместо этого, вы полагаете, что ваш развод произошел из-за недостатков характера вашей экс-жены?"

Если у нас есть смелость быть человеком, тогда мы сможем взглянуть на свои собственные недостатки, учиться и совершенствоваться. Если нет, мы стремимся осуждать других. Спросите себя"Учусь ли я на моих ошибках или я использую их как объяснение для того, чтобы сдаться?"

При смелости наши ошибки становятся ценным орудием обучения. Если у нас нет этой смелости, мы обороняемся и упускаем возможность больше узнать о себе. Смелость быть несовершенным позволяет нам взять полную ответственность за наши действия.