Как история ломает нашу психику.

Знакомая картина? Ребенок, чувствуя сытость, кричит и вырывается, а мама с бабушкой насильно вливают в него полезный супчик. Когда отвлекая его шутками и прибаутками, а когда угрозами и силой. Главное, чтобы был результат. Неважно, хочет ребенок или нет.

Такой жесткий подход «без сантиментов» характерен для всей нашей системы воспитания и охраны детства, которая рассчитана скорее на матерей-одиночек, нежели на семью. Вся причина в том, что создавалась она такими же одинокими женщинами, посвятившими свою жизнь борьбе с невзгодами и воспитанию ребенка. Такая система не возникла в одночасье, она писалась поколениями.

Для нас примером стали наши бабушки, которые, оставшись одни, (дедушка погиб на фронте,  попал в лагерь или просто ушел) успевали ставить трудовые рекорды, воспитывать детей, следить за хозяйством. «Шершавые, мозолистые мамины руки» воспеты не одним детским стихотворением. И ни слова не сказано, о том, какими мозолями покрывается душа таких женщин и к какой психологической катастрофе приводит их воспитание.

Женщина не создана быть одинокой, а оставшись одна в силу каких-то социальных катаклизмов, в которых первыми погибают мужчины, она берет на себя все, что раньше делила надвое. И тянет, и справляется. Но какой ценой? Ей приходится придушить свои чувства, загнать свое страдание глубоко внутрь, чтобы иметь возможность просто существовать, делать ежедневную работу, добывать, кормить, убирать и стирать. На ней теперь ответственность за семью. Она вынуждена создавать видимость внешнего спокойствия, что бы она ни чувствовала. Это требует колоссального внутреннего напряжения и дисциплины. Женщина годами существует в этой маске каменного равнодушия и сосредоточения. Естественно, что она не может проявлять эмоции, которые вскроют ее раны, ни перед кем. Даже перед детьми. Ей сложно отвечать им, сложно дарить им ласку и нежность. Поэтому она старается избегать этих проявлений, а если ребенок начинает требовать этого, он может даже натолкнуться на срывы и агрессию. Ведь она так долго держала себя в руках, что любые проявления нежности раздражают ее, поскольку могут вывести из этого состояния.

С годами женщина привыкает к своему положению, привыкает жить с внутренней болью, душа каменеет, а окружающие называют это внутренним стержнем. «Что не убивает, то делает нас сильнее». Они показывают чудеса выживания и адаптации к тяжелым условиям.  Они не знают ни сна, ни отдыха, ни минуты не сидят без работы просто потому, что у них нет другого выбора. Естественно в их характере остается мало привычного женского. С годами, как мозолью, обрастают они грубостью, властностью, сухостью и сварливостью. Грустно, что даже, если  ее положение меняется, она не может вернуться к прежней жизни и остается суровой и каменной, даже когда это не нужно.

Нельзя сказать, что они перестают любить. Просто их любовь становится такой же исковерканной, как их судьбы. Такие женщины способны залюбить до смерти. Во благо своего дитя они способны на самые крайние меры, потому что они так видят заботу. Это, как мать-врач, которая показывает своей дочери аборт, чтобы уберечь от разочарования в мужчинах. На такие поступки толкает ее изуродованная психика. А что делать, когда история создает целые поколения таких женщин. Война, годы ссылок, экономические кризисы, трудовая эмиграция….

Что происходит с ребенком в такой семье?  А ребенок просто любит маму. Он не понимает, что происходит, с ним никто не говорит на такие темы, а даже если и объясняют, то он не в состоянии это осознать. Но он чувствует отторжение со стороны матери и делает вывод, что мама его не любит. А он так в ней нуждается, ведь развитие его внутреннего мира напрямую зависит от эмоциональной связи. Ему нужно общение с ней, ее прикосновения, улыбка, ласка. Такой механизм создала природа, и если он не действует, то и дальнейшее развитие не может идти в нормальном русле. Лишенный всего этого,  отвергнутый, по его пониманию, матерью, ребенок получает детскую травму. Он растет, ощущая свою никчемность и ненужность.

Женщине, занятой погоней за пропитанием, некогда задумываться о душевном состоянии своего отпрыска, о его внутреннем мире.  Это не входит в сферу ее жизненных ценностей, она не может позволить себе этого. Ребенок должен быть сыт, одет и обут любой ценой. А у ребенка от недостатка любви растет неуверенность в себе. Такое отношение может даже отложить отпечаток на интеллектуальном развитии.  

Независимо от того, проявляет женщина с внутренней травмой гиперзаботу или дистанцируется от ребенка, он также получает психологическую травму, которую в той или иной степени передаст своим отпрыскам. Так, жизнь выводит из строя целые поколения. В масштабе нашей страны это очень легко проследить после Великой Отечественной войны, когда семья чаще всего состояла из ребенка и мамы, а папа погиб на фронте. Это поколение называют детьми войны, и им очень не хватало любви.

Читать продолжение. Часть 2