• Запишитесь на ближайший мастер-класс и получите видео курс в подарок

    Запишитесь на ближайший мастер-класс

    и получите видео курс в подарок

    Узнать подробнее тему ближайшего мастер-класса

Дети, измученные любовью

Какими же выросли отпрыски детей войны. Их детство в большинстве пришлось на 70-е годы. Хотя это и не четкие рамки. Чем дальше тем, они становятся более размытыми. Кто-то женился раньше, кто-то родил позже. Кто-то  был воспитан каменной матерью-одиночкой, которую сделали таковой послевоенные репрессии. Но в среднем в 70-е годы множество семей носило именно описанные черты.

Родители в разводе, ненавидящие друг друга были нормой. «Все мужики - сволочи» - слоган из того времени. Семейное счастье было скорее странным отклонением.

Хотя именно в это период были сделаны некоторые шаги, давшие будущему поколению шансы на более здоровую психику. Женщинам позволили сидеть в декрете целый год.  Это больше не считалось увиливанием от работы. После года при наличии бабушек-дедушек методом поочередных отпусков можно было отсрочить попадание ребенка в лапы тех самых матерей-одиночек в детских дошкольных учреждениях. Кроме того, квартирный вопрос начал решаться. Наконец-то семья смогла укрыться за пусть и тонкими, но бетонными перекрытиями хрущевок от всеобщего обозрения. Семья почувствовала себя отдельной ячейкой общества. И это не могло не сказаться на этом поколении.

Дети детей войны, тех, кто вырос неуверенными и недолюбленными, получили вдосталь любви. В отличие от их родителей, у них были отцы. Даже если семья была в разводе, у отцов было имя, их можно было увидеть, пообщаться и пусть часто они пили, но они были. Был и дом. Маленький и тесный, но свой, а значит теплый и уютный.   Однако при всем этом наборе достижений именно этому поколению пришлось повзрослеть раньше своих родителей.

Парентификация – так психологи называют ситуацию, когда ребенок берет на себя заботу о родителях и рано взрослеет. Внуки военного поколения должны были опекать своих беспомощных родителей. Вся их жизнь строилась на том, чтобы как можно меньше тревожить родителей и без того занятых своим внутренними проблемами.  Сами в школу, сами со школы, в магазин, на секцию. Разогреть суп и сделать самостоятельно домашнее задание – это только внешние проявления такой заботы. Все трудности эти дети решали сами. К родителям за помощью обращались крайне редко и то, когда последствия неприятности уже было не скрыть. Нередко в восьмилетнем возрасте им приходилось разыскивать по подворотням пьяного отца и спасать суицидально настроенную мать. Хотя, вполне возможно, что и не были родители такими беспомощными. И проблемы свои они могли решить.  Просто ребенок со свойственной ему склонностью преувеличивать  и винить во всем себя принял некоторую незрелость своих родителей за уязвимость и решил взять на себя заботу о них. Дети просто боялись, а родители не придавали этому должного внимания, купаясь в заботе о них.

Дети детей войны рано повзрослели, научились решать самостоятельно свои проблемы, мирить родителей, искать к ним подход, разряжать обстановку, быть начеку. Они как настоящие психологи лавировали между мамой и папой, ухитряясь скрашивать конфликты. Прожив детство как на вулкане, при переходе во взрослую жизнь они становились перед непростой проблемой выбора. Оставить беспомощную мать  погибать или погибнуть самому, оставшись рядом с ней.

И тут получался замкнутый круг. Ведь оставшийся с матерью человек обречен был терпеть постоянные упреки,  слушать лекции о том, что ему нужно создавать собственную семью, но при этом любой представленный матери кандидат в мужья или жены оказывался недостоин. Против него незамедлительно начиналась целая кампания, длительная и изнуряющая.

Люди этого поколения выросли беспокойными и гиперответственными. Их мучает чувство вины перед родителями, но навыки дипломатии, выработанные в детстве, помогли добиться немалых успехов в различных сферах общества. Они стратеги и аналитики, не боятся принимать самостоятельные решения, полагаясь только на свои силы.

При этом у гиперответственных людей есть существенный недостаток. Его называют «агрессивно-пассивное поведение» и он часто встречается у людей этого поколения. Таким образом, их внутренний ребенок компенсирует раннее взросление. Состоит это поведение в том, что в ситуации, когда человек должен сделать то, что ему не очень хочется делать, он не противится открыто, а подсознательно устраивает саботаж разными окольными способами. Неорганизованность и непунктуальность – страшный бич этих людей. Люди поколения чрезмерной любви часто ощущают себя старше окружающих, даже в присутствии более взрослых людей при этом внутренне у них нет чувства зрелости. Такое внутреннее самоощущение сменяет друг друга по несколько раз в день.

Они не умеют правильно расставлять границы и получать удовольствие от общения с людьми. Здесь сказывается то, что в детстве родители часто сопротивляются желанию ребенка обозначить свою территорию. Это проявляется и в нетерпении закрытых дверей и в проверке карманов, сумок, чтении дневников. Вырастая, такие дети сверхревностно начинают охранять свою территорию и болезненно переносят любое соседство, избегая сближения с людьми.

В отличие от своих родителей дети третьего поколения значительно продвинулись в деле строительства семьи. Часто им мешают отношения с родителями, но они уже научились разговаривать и договариваться. Даже разводы у них уже не такие болезненные, как у их пап и мам. После распада семьи, нередко родители продолжают заботиться о ребенке, совместно решая  многие вопросы.

Первый ребенок у них часто становится откупом для воспитания бабушки. За это они получают право на относительную самостоятельность. Еще одной причиной, по которой воспитание ребенка не доверяют матери – стереотип, что  это процесс невероятно трудный, требующий полной самоотдачи и самопожертвования. Кроха только появился на свет, а мать уже ожидает бессонных ночей и полного изнеможения.  При том, что современные блага значительно упрощают этот процесс, воспитание ребенка преподносится как что-то героическое. Имея подобную установку, женщина старается себя обезопасить. В результате нередко даже находясь в одном помещении с ребенком, женщина старается его избегать. Нанимаются няни, покупаются места в элитных школах-пансионах, а ребенок растет таким же недолюбленным, как его прадед во время войны. «Наказание ты мое!» - частый возглас возле детской площадки. Ведь женщина с установкой принести себя в жертву относится к ребенку как к палачу.

Иная крайность педагогики гиперответственных родителей – сознательное родительство. Все должно быть сделано, как следует. Читаются книги, изучаются методики. С ребенком активно и ежедневно занимаются, при этом постоянно терзаясь мыслью о том, что он/она «плохой/ая отец/ мать», что они что-то упустили, что-то не дожали, где-то передавили. Родительский невроз точит все это поколение.

 Жертвами такого воспитания становятся дети четвертого поколения, которые  ничего не хотят и способны, по словам их родителей, целыми днями лежать на диване или сидеть за компьютером. Но вся причина кроется в том, что им не осталось чего хотеть. За них все сделали их гиперответственные родители. Но это уже другая, новая история, новый виток жизни, новое воплощение любви, которая, переродившись несколько раз, возможно, очистится от следов, оставленных травмой, которую причинила война.  Но в том или ином виде, она еще долго будет аукаться в душах, сердцах и головах людей.