Сейчас настоящих мужчин не делают. Часть 2

Сейчас настоящих мужчин не делают. История первой Любви

Ранее Часть 1.

Полина Горбункова, свидетель защиты

первая любовь

Я не очень знаю, что нам там должны мужчины. На мой вкус, беда человечества в том, что изначально никто никому ничего не должен, но всем хотелось бы иначе. Чтоб я – женщина, ты – мужчина. Я существую – ты поклоняйся. И наоборот. Конечно, некоторое количество фильмов, романов и клипов про любовь тому и учат. Но мы постоянно забываем, что выдавать желаемое за действительное вообще-то не самый честный вариант.

В конце концов, рыцарь на белом коне мчится после боев в замок к аристократичной деве в платье-торт, которая носит пояс верности и вышивает гладью имя любимого. Мы, современные дамы и джентльмены, не можем позволить себе такой роскоши: цены на недвижимость растут и растут, а мода на замки и турниры давно прошла. Но, может быть, тогда и проехали эту историю с рыцарем и прекрасной дамой? 

Когда мне было 14 лет, со мной случилась любовь. Конечно, он был самым дрянным человеком в школе: курил, носил модную одежду, прогуливал. В общем, все были в него влюблены. И досталась эта вишенка на торт мне. Боже, что мне пришлось пережить по девичьим меркам! Он не подавал руки, когда я выходила из автобуса, не провожал меня до дома и очень редко дарил цветы. Когда мы расставались, кстати, он разбил окно в моем подъезде. Я полагаю, думал, что так должен поступить настоящий мужчина. Но даже этот малолетний гад начал за мной ухаживать, как только я обозначила проблему.

Да-да. Прям вот так и сказала словами (не стала многозначительно молчать, просить подругу намекнуть, подкидывать записку с подписью АНОНИМ): “Мне бы хотелось, чтоб ты подавал руку и провожал меня до дома. И цветы, да. Цветы не помешают”. И все. Оказалось, все проще, чем я думала. Нет, он никогда не хотел меня обидеть. Он просто не подумал. Еще бы ему думать о таких вещах в славное время пубертата. 

После первой любви, каюсь, у меня было еще несколько. И почти всегда мне было комфортно. Мне дарили цветы, подавали руку, записывали к врачу и ходили со мной в поликлиники (я очень – очень! – боюсь врачей). Не думаю, что я такая роковая дама. И не думаю, что мне попадались последние из заботливых мужчин на земле. Просто есть подозрение: мы получаем то, что видим. Видишь ты своего мужчину заботливым и галантным? Так и есть. Полагаешь, ты сама со всем справишься? Не обессудь. 

Я не считаю себя беззащитной феей, которую всем хочется обнять и приголубить. Более того, я знаю, что это точно не так. Я просто не стесняюсь попросить помощи тогда, когда она мне нужна. И не жду, что мне её предложат из каких-то гендерных соображений. И ещё. Я стараюсь не брать на себя лишних обязательств – тех, которые вызывают у меня чувство глубокого дискомфорта. 

Например, не вожу машину. Во-первых, боюсь. Можно и не продолжать “во-вторых”, но я продолжу. Мне кажется, люди на дорогах ведут себя отвратительно (возможно, я тоже вижу ровно то, что хочу), и я не желаю делать похожее: подрезать, вопить в исступлении или возить под креслом элегантную монтировку. Все это как-то не женственно. И я не жду, что мой муж (как настоящий мужчина!) подрядится возить меня: в роли водителя я вижу совсем других людей. Например, таксистов. Хотя общественного транспорта я тоже не гнушаюсь, а в теплую погоду стараюсь больше ходить. Приятно греет тот факт, что голова не болит о том, где бы припарковаться и как поменять летнюю резину на зимнюю.

Есть ощущение, что стоит сказать мужчине: “Послушай, не лезь, я сама (поменяю колеса, починю кран, покажу похабный жест неприятному водителю)”, – волшебство растает. Зачем ухаживать за той, которая делает все сама? И говорит еще, что справляется лучше тебя. 

Нет ответа у меня на этот сакраментальный вопрос. Разве что предположение: если мы уж столько времени и сил положили на то, чтобы общаться на равных, может быть, пора играть по-честному: озвучивать свои желания, не взваливать на себя больше, чем хочется, с обидным рефреном “я справлюсь лучше” и, наконец, не составлять список претензий, а говорить о них? Иначе останется только пересматривать вновь и вновь романтические мелодрамы в одиночестве. Разве этого мы хотели, когда шли на первое свидание? Я – точно нет. 

Часть 3.