Метод семейных расстановок по Хеллингер. Предыстория

Для своего нового метода Хеллингер перенял и модифицировал некоторые элементы, первоначально разработанные Якобом Морено, а также элементы семейной скульптуры Вирджинии Сатир. Сатир, которую часто называют «матерью семейной терапии», просила участников разыгрывать семейные сцены, которые, конечно, были более символическими, нежели реальными. Однако она первая заметила, что расстояние между людьми, положение тела и то, куда направлен взгляд участников, показывает нам действительные взаимоотношения в данной семье.

Сатир начала работать с реальной семьей клиента, но когда кто-то из ее членов не мог присутствовать на занятии, его заменили посторонним человеком, которого попросили сыграть роль отсутствующего члена семьи. Вот тогда то и выяснилось, что человек, не принадлежащий к данной семейной системе, может чувствовать и на самом деле чувствует то же самое, что и действительный член семьи. Хеллингер усовершенствовал идею Сатир, приглашая на сцену только заместителей членов семьи, разрешая им следовать своим внутренним ощущениям, освобождая их от воздействия личных интерпретаций клиента. Таким образом, морфогенетическое поле и замещающее восприятие первой использовала Вирджиния Сатир.

Метод семейных расстановок по Хеллингеру - это возможность посмотреть на волнующую Вас жизненную ситуацию с реальной позиции. Расстановка покажет Вам то, что происходит на самом деле в данной конкретной ситуации. Расстановка отражает и показывает  восстановлению естественного потока жизни и любви.

Эффект связан не только с изменениями, произошедшими в сознании клиента в ходе работы с его "расстановкой", не только с его открытиями, инсайтами и глубинным проникновением в суть семейных механизмов и движущих сил, но и принятыми, в результате, решениями.

Он часто связан с почти магической способностью реальной семьи чувствовать, что происходит на тренинге. И она почти синхронно отзывается на происходящее во время терапии.

Таким образом, можно улучшить отношения в семье, с коллегами, с начальником, с мужчинами, с женщинами, с деньгами, увидеть причину появления болезни и т. д. В результате расстановки видно реальное положение вещей, таким образом, прослеживаются причины затруднительной ситуации. Исходя из этого, действуя по новому, Вы получите новый результат.

 Разработав «сжатую» форму семейных расстановок, Хеллингер открыл для терапии новые возможности.

Первый образ расстановки показывает неверно направленную любовь, переплетения и блока­ды. Затем свое освобождающее действие начинают образы-решения и «разрешающие» фразы, которые ориентируют на будущее. Проис­ходящие во время расстановки процессы позволяют иначе увидеть и заново оценить прошлое семьи и то влияние, которое оно оказывает. В расстановке прошлое соединяется с настоящим и будущим, имея одну цель — решение. Именно эта нацеленность на решение, эко­номные интервенции, стремление с помощью семейной расста­новки стимулировать новое развитие и контакт с клиентами, огра­ниченный всего несколькими днями, — все это свидетельствует о том, что подход Берта Хеллингера, как и большинство системных моде­лей терапии, полностью вписывается в спектр краткосрочных мето­дов терапии. Кроме того, особую привлекательность семейной расстановке при­дают ее образы, которые, как совместные творения, возникают в плот­ной атмосфере группы и отражают самую суть. А наблюдаемые в ходе расстановок удивительные и таинственные феномены и процессы от­крывают абсолютно новые подходы в терапевтическом мире, ориенти­рованном преимущественно на языковые процессы обмена информа­цией. Они наглядно показывают, как в расстановке с «заместителями» реинсценируются внутренние образы, как в воспроизведенной систе­ме обнаруживаются сдерживающие развитие динамики, и таким обра­зом, зачастую с самыми неожиданными поворотами, открывается дос­туп к решениям. Язык образов обращается напрямую к душе, и там, по ту сторону упорядочивающего мышления, находит непосредственный отклик и вызывает живое эмоциональное участие, которое немало способствует закреплению приобретенного в расстановке опыта и утверждению нового образа. Я не знаю ни одного психотерапевтического метода, который, не форсируя выражения чувств, вызывал бы у всех участ­ников, в том числе и просто наблюдающих, такое целительное и при­миряющее волнение и участие. В этом тоже заключается решитель­ное отличие от конструктивистски-системных школ, которые часто (во всяком случае, до сих пор) рассматривали чувства скорее как ме­шающие терапии элементы и сосредоточивались на изменении мо­делей значения и поведения. Таким образом, по сравнению с тради­ционными системными подходами здесь налицо как сходства, так и принципиальные отличия.

Наш образ действий феноменологичен. Это значит, что мы, на­сколько можем, отказываемся от привычного, в том числе и от тео­рий с убеждениями, и вверяем себя познаваемой действительности, какой она, со временем меняясь, себя являет. И ждем, не появится ли из скрытого что-то, что внезапно, подобно молнии, обнажает истину и рассеивает тьму, что приводит к гармонии с действительностью, которая оставляет далеко позади все знания, планы и желания «Я» и своим действием доказывает свою правоту. Под невидимыми связями (или невидимыми лояльностями) подразумевается кон­фликт лояльности, возникающий у человека при попытке выполнить два или большее количество трудносовместимых посланий-наказов, идущих от значимых предков. Метод семейных расстановок по Хеллингеру.

Оставить заявку

Имя
Неверный ввод

Телефон
Неверный ввод

E-mail
Неверный ввод

Дату и название программы обязательно
Неверный ввод

Неверный ввод

Введите надпись
Введите надпись
  Не видно цифр?Неверный ввод

Кнопка "отправить" означает, что вы принимаете политику конфиденциальности обработки ваших данных.